О журнале

Журнал «Фармакогенетика и фармакогеномика» публикует оригинальные статьи о проведённых клинических, клинико-экспериментальных и фундаментальных научных работах, обзоры, лекции, описания клинических случаев, а также вспомогательные материалы по всем актуальным проблемам персонализированной медицины
Формакогенетика
Подробнее

Топ 10 за все время

Китайские биотехнологии, фармацевтические компании и борьба с раком
Пт, 29 Нояб 2019
76
Китайские биотехнологии, фармацевтические компании и борьба с раком

Биотехнологии занимают одно из ключевых мест в китайской программе Сделано в Китае 2025, первом десятилетнем плане по модернизации национальной экономики с ориентацией на высокотехнологичные отрасли

Материал написан в соавторстве с Геннадием Гололобовым, руководителем отдела белковой инженерии крупной китайской исследовательской контрактной компании

Китай прилагает колоссальные усилия для создания условий взращивания своих национальных Merk, Pfizer или Novartis. Для этой цели в последние несколько лет проведён ряд реформ по дерегуляции национальной фармацевтической отрасли и её гармонизации с мировыми стандартами. В 2017 году Китай стал постоянным членом Международной конференции по гармонизации технических требований для регистрации фармацевтических препаратов (англ. ICH) и обязался в полном объёме принять на себя стандарты Надлежащей клинической практики (англ. GCP), рекомендованные этой организацией. Взятые в рамках ICH обязательства потенциально открывают китайским производителям путь на мировые рынки, так как в полной мере гарантируют соответствие качества самым высоким мировым стандартам. И именно биотерапевтические препараты на основе больших молекул, похоже, станут отраслью, где китайские компании могут совершить прорыв в фармацевтическом бизнесе. Государство активно им в этом помогает.

Биотерапевтические препараты на основе больших молекул, похоже, станут отраслью, где китайские компании могут совершить прорыв в фармацевтическом бизнесе

Инновации в производстве лекарств

Для начала давайте разбёремся в том, что такое лекарство вообще и «биотерапевтические препараты на основе больших молекул» в частности. В наиболее широком смысле, основной задачей фармакологии является создание молекулы, целью которой является реакция с так называемой биомолекулярной мишенью в организме человека (как правило, белок или нуклеиновая кислота) для её подавления или, наоборот, активации. Биомолекулярная мишень отвечает за метаболический или сигнальный путь заболеваний, или же за выживание и инфекционность микробного патогена. Подавление или активация биомолекулярной мишени «молекулой» приводит к желаемому терапевтическому эффекту. Так работает лекарство.

С тех пор, как наука научилась определять химические соединения с биологической активностью, препараты фармацевтической химии прочно заняли центральное место производстве лекарств. Большинство медицинских препаратов на рынке сегодня относят к группе так называемых химических низкомолекулярных соединений, которые проникают непосредственно внутрь клетки, воздействуя на свою биомолекулярную мишень. Китай, наравне с Индией, традиционно считается мировым производственным центром активных фармацевтических ингредиентов (англ. API) для производства низкомолекулярных лекарств на основе химического синтеза.

Сегодня до 90% всех препаратов в мире относят к группе низкомолекулярных веществ. Низкомолекулярные лекарства имеют строго определённую химическую структуру, что позволяет легко производить лекарства-дженерики или по-просту копировать лекарства. Кроме того, низкомолекулярные соединения способны легко проникать в организм при пероральном приёме, что позволяет использовать их в форме таблеток и капсул. Исторически, роль Китая в производственной цепочке низкомолекулярных лекарств заключалась в производстве API, как относительно «грязного» этапа фармакологического производства, а также последующем производстве лекарств-дженериков.

Относительно более новым направлением фармакологии являются биотерапевтические препараты на основе больших молекул — пептидов и белков. Эти соединения очень сложны и не могут проникать внутрь клеток, как традиционные низкомолекулярные соединения, — вместо этого они воздействуют на рецепторы на поверхности клеток, которые вовлечены в развитие патологического процесса. В сравнении с низкомолекулярными лекарствами, биотерапевтические препараты более специфичны к своей биомолекулярной мишени, менее токсичны, а также распадаются и не накапливаются в организме.

В отличие от химического синтеза, используемого в производстве низкомолекулярных лекарствах, биотерапевтические препараты производятся с использованием генетически модифицированных клеток микроорганизмов (бактерии) или выращиваются в клетках млекопитающих. То есть активные ингредиенты биотерапевтических средств являются белками или получены из белков, произведённых различными живыми организмами, а значит более подобны по структуре веществам, синтезируемым организмом человека. К биотерапевтическим препаратам относят большое количество таргентных препаратов на основе рекомбинантных белков, в первую очередь антител, а также и вакцины, препараты крови, ферменты. За последние 30 лет биотерапевтические лекарства нашли применение в лечении диабета, рака, гепатита С, гемофилии, рассеянного склероза и других заболеваний. Настоящий прорыв происходит сейчас, когда научный прогресс делает возможным быстрое клонирование терапевтических белков.

Поощрение отрасли настолько серьезно, что китайским биотехнологическим компаниям разрешено производить первичные размещения на фондовом рынке Гонконга и Шанхая до получения прибыли, то есть будучи убыточными

Курс на биотерапевтические препараты

Биотехнологии становятся основной сферой поддержки в Китае, куда вкладываются огромные средства государственного и частного сектора. Поощрение отрасли настолько серьезно, что китайским биотехнологическим компаниям разрешено производить первичные размещения на фондовом рынке Гонконга и Шанхая до получения прибыли, то есть будучи убыточными. Очень большую роль в данной отрасли играют китайские учёные-репатрианты, получившие образование и рабочий опыт в странах Запада, и возвращающиеся на Родину для запуска собственных компаний или же для работы по контракту.

По некоторым оценкам, более 30% учёных в области биотехнологий имеют западное образование. Кроме того, в Китае очень интенсивно развивается индустрия CRO или контрактных исследовательских организаций, которые являются основным генератором исследований в области новых лекарств во всем мире. В Китае сотни CRO организаций.

Результаты повышенного внимания к к биотехнологиям в Китае уже дают свои плоды. Китай лидирует по количеству клинических исследований в некоторых ключевых битехнологиях, таких как CAR-T, где количество патентов и клинических испытаний в Китае превышает аналогичные показатели в США. Технология CAR-Т использует образцы иммуных клеток крови больного (Т-лимфоциты) чтобы искуственно встроить в эти клетки так называемый «химерный рецептор антигена», который способен распознавать конкретную молекулу на раковой клетке, соединяться с ней и активировать Т-лимфоцит для уничтожения болезнетворной клетки. Сегодня CAR-T технология даёт возможность бороться с лейкемией и миеломой, на мировом рынке существуют два вида лекарств на основе CAR-T — Kimriah от Novartis (Швейцария) и Yescarta от Kite Pharma (США). Вместе с тем, из 410 проводимых клинических испытаний различных терапевтических средств CAR-T, более 50% относятся к Китаю. Например, на финальной стадии клинических испытаний препарат от китайской компании Nanjing Legend, в более ранних стадиях клинических испытаний разработки таких компаний как Carsgen Therapeutics, Ltd. Также, на финальной стадии совместная CAR-T разработка иностранной и китайской компании — Juno Therapeutics и Wuxi AppTech.

Китай также является лидером в другой супер-технологии на основе моноклональных антител к рецептору PD-1, которая делает рак видимым для иммунной системы, чтобы она могла распознать и убить пораженные клетки. Причём в этом сегменте сложилась очень интересная и, пожалуй, показательная ситуация, которая может в дальнейшем распространиться и на другие сегменты, например, CAR-T.

Первые препараты группы PD-1 были зарегистрированы в Китае в 2018 крупными международными компаниями Merck & Co. (препарат Keytruda) и Bristol-Myers Squibb Co. (препарат Opdivo). Однако всего через полгода на рынок вышли сразу три китайских аналогичных препарата, стоимостью на 30−50% дешевле иностранных аналогов. Это при том, что согласно некоторым отчётам, международные компании продают свои препараты в Китае уже на 30−40% дешевле своих стандартного прайс-листов в других регионах мира. Таким образом, китайские препараты могут быть чуть ли не на 90% дешевле. В ближайшее время на рынок Китая выйдут ещё до десятка производителей препаратов на основе PD-1, что должно ещё более снизить цену лекарств. Такое разнообразие это хорошая новость для людей, нуждающихся в терапии.

Однако, как отмечает соавтор данной статьи Геннадий Гололобов:

Стоит отметить что рыночная гонка вокруг этого нового направления в онкотерапии негативно сказывается на качестве доклинических исследований новых препаратов, что приводит к нежелательным побочным эффектам от их применения. Так, американская компания Incyte отказалась от лицензирования разработки антитела к PD-1 китайской компании Hengrui показавшей такой побочный эффект в клинических испытаниях.

Вполне возможно, что на новом витке торговых войн, китайская фарма станет объектом новых ограничений со стороны Соединенных Штатов

Прогнозы на будущее

Китай стремится занять лидирующие позиции в биотехнологиях до 2025 года для обеспечения стратегической конкурентоспособности обновлённой экономической модели страны. Следует отметить, что США уже обратила внимание на развивающуюся отрасль. Многие крупные международные фармацевтические компании активно включают разработки китайских компаний в свои активы. Кроме того, в США, да и во всем мире, активно развивается модель виртуальных компаний, которые активно используют научно-исследовательский потенциал китайских контрактных организаций. Это приводит к большому оттоку специалистов китайского происхождения обратно в Китай где они получают более высокие должности и зарплату, тем самым угрожая благосостоянию американской фармацевтической отрасли. Однако внимание со стороны США связано не только с желанием кооперации, но также и с возможной технологической конфронтацией. В последние годы в США участились случаи расследований в отношении промышленного шпионажа в фармацевтической индустрии со стороны китайского персонала американских компаний. Вполне возможно, что на новом витке торговых войн, китайская фарма станет объектом новых ограничений со стороны Соединенных Штатов.

Тем не менее, в индустрии мало кто сомневается в том, что Китай станет одним из лидеров отрасли в течение ближайших 10 лет. Пожалуй, это не плохая новость и для мира, так Китай в первую очередь добивается доступности здравоохранения как ключевого показателя своей программы Healthy China 2030. А это значит обеспечение доступными лекарствами собственного производства. Гармонизация технических требований для регистрации фармацевтических препаратов (ICH) открывает возможности для одновременной регистрации новых китайских препаратов не только в Китае, но и в других развитых регионах, включая США, ЕС и Японию. В рамках новых соглашений, качество китайских препаратов будет соответствовать мировым стандартам.

По сути, участие в ICH может иметь для Китая похожее значение, как вступление страны в ВТО в 2001. Напомним, что именно вступление в ВТО ознаменовало формирование экономической модели мира, основанной на Китае, как мировой фабрики (в основном это, конечно, касается лёгкой промышленности). Похожая ситуация может сложиться и в фармацевтике. А это значит, что такие дорогостоящие на сегодня курсы лечения как CAR-T, стоящие сотни тысяч долларов, будут стоить гораздо меньше.

Источник: nv.ua

Похожие статьи

Наши проекты

  • banner1 1
    banner2
    banner3
  • banner4
    banner5
    banner6