О журнале

Журнал «Фармакогенетика и фармакогеномика» публикует оригинальные статьи о проведённых клинических, клинико-экспериментальных и фундаментальных научных работах, обзоры, лекции, описания клинических случаев, а также вспомогательные материалы по всем актуальным проблемам персонализированной медицины
Формакогенетика
Подробнее

Топ 10 за все время

Резюме. Актуальность. Эффективность и безопасность фармакотерапии зависит от многих факторов, большая роль отведена особенностям работы семейства цитохрома Р 450 и транспортным белкам. Материалы и методы. Мы изучили особенности носительства некоторых полиморфизмов цитохрома Р450, транспортных белков SLCO1B1 и гликопротеина Р у здоровых добровольцев в нанайской этнической группе, проживающих в России и сравнили с носительством SNP в русской популяции по данным лите¬ратуры. Результаты. После проведенного ПЦР анализа у 70 добровольцев из нанайской этнической группы, для полиморфизма CYP2C9*2 (C430T) мы выявили носительство генотипа СС у 70 человек, для полиморфизма CYP2C9*3 (А1075С) генотип АА был у 62, АС у 8 человек. Для полиморфизма CYP2C19*2 (G681A) генотип GG был у 39, GA у 28 человек, для полиморфизма CYP2C19*3 (G636A) генотип GG был у 58, GA у 12 человек, для полиморфизма CYP2C19*17 (C806T) генотип СС был у 67, СТ у 3 человек. Для полиморфизма CYP2D6*4 (G1846A) генотип GG был у 68, GA у 2 человек. Для полиморфизма ABCB1 (C3435T) генотип СС был у 19, СТ у 39 человек. Для полиморфизма SLCO1B1*5 (T521C) генотип ТТ был у 41, СТ у 25 человек. Распределение генотипов соответствовало закону Харди-Вайбрерга для всех полиморфизмов, кроме CYP2C9*2. Также были различия в частоте аллелей между нанайцами и русскими для некоторых полиморфизмов. Выводы. В нанайской популяции встречаются полиморфизмы, которые связаны с нарушением эффективности и безопасности фармакотерапии. Изучение этнических различий может повлиять на выбор приоритетности при внедрении фармакогенетических тестов в клиническую практику в разных регионах России.

Ключевые слова: фармакогенетика, цитохромы, этнический, азиаты, европейцы, полиморфизм, SNP

Comparison of CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, ABCB1, SLCO1B1 gene polymorphism frequency in Russian and Nanai populations

Shuev G.N.1, Sychev D.A.1, SuLeymanov S.Sh.2, Ryzhikova K.A.3, Mirzaev K.B.3, Grishina E.A.3, SnaLina N.E.3, Sozaeva Zh.A.3, IL’ina E.S.1, Grabuzdov A.M.4, Matsneva I.A.4

1 - Department of Internal Medicine and Clinical Pharmacology, FSBEI FPE Russian Medical Academy of Continuous Professional Education of Ministry of Healthcare of the Russian Federation, Moscow

2 - Russian-Japanese medical center «SAIKO», Russia, Khabarovsk

3 - Research center, FSBEI FPE Russian Medical Academy of Continuous Professional Education of Ministry of Healthcare of the Russian Federation, Moscow

4 - First Moscow State Medical University named after I.M. Sechenov, Russia, Moscow

Abstract. Introduction. The efficiency and safety of a drug therapy depends on the peculiarities of functioning of P450 cytochrome group and transporting proteins a Lot. Materials and methods. We have studied the peculiarities of some P450 cytochrome polymorphisms’, SLCO1B1 transporting proteins’ and P-glycoproteins carriage of the healthy volunteers in Nanai ethnic group, Living in Russia and compared them to the carriage of SNP in Russian population according to the Literary data. Results. After performing the real-time polymerase chain reaction on the samples of 70 healthy volunteers from Nanai ethnic group for the CYP2C9*2 (C430T) polymorphism we have determined 70 CC-genotype carriers, for the CYP2C9*3 (А1075С) polymorphism - 62 AA-genotype carriers, AC-genotype - 8 carriers. For the CYP2C19*2 (G681A) polymorphism we have determined 39 GG-genotype carriers, GA-genotype - 28 carriers, for the CYP2C19*3 (G636A) polymorphism - 58 GG-genotype carriers, GA-genotype - 12 carriers, for the CYP2C19*17 (C806T) polymorphism - CC-genotype - 67 carriers, CT-genotype - 3 carriers. For the CYP2D6*4 (G1846A) polymorphism - GG-genotype - 68 carriers, GA-genotype - 2 carriers. For the ABCB1 (C3435T) polymorphism - CC-genotype - 19 carriers, CT-genotype - 39 carriers. For the SLCO1B1*5 (T521C) polymorphism - TT-genotype - 41 carrier, CT-genotype - 25 carriers. The distribution of the genotypes fitted the Hardy-Weinberg equilibrium for all the polymorphisms except the CYP2C9*2. There were also significant differences in allele frequencies for some polymorphisms between the Nanai’s and the Russians. Conclusions. In Nanai population there are polymorphisms, connected with the decrease of safety and efficiency of drug therapy. Studying the ethnic differences might influence the determination of the priority in the introduction of the pharmacogenetic test in clinical practice in different regions of Russia.

Keywords: pharmacogenetics, ethnicity, cytochrome, Asians, Europeans, polymorphism, the SNP

Автор, ответственный за переписку:

Шуев Григорий Николаевич - аспирант кафедры клинической фармакологии и терапии ФГБОУ ДПО Российской медицинской академии непрерывного профессионального образования Министерства здравоохранения Российской Федерации, Москва; e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Введение

Эффективность и безопасность фармакотерапии зависит от особенностей всасывания, метаболизма и выведения лекарственных препаратов. Метаболизм лекарственных препаратов в большой степени обеспечивается работой группы ферментов цитохрома Р450. А наиболее известными агентами, определяющими всасывание и клиренс лекарственных препаратов, являются транспортеры растворенных веществ и Р-гликопротеин [1]. Ферменты группы цитохрома Р450 не однородны по своей функции, например, выделяют CYP3A4, CYP2C9, CYP2E1 и другие. Аналогичная ситуация и с транспортерами растворённых веществ и с Р-гликопротеином [1]. Однако ещё большее разнообразие в индивидуальные особенности фармакокинетики вносят генетические особенности организма. Изучением таких особенностей занимается фармакогенетика. Данные, полученные с использованием фармакогенетических тестов, могут помочь в улучшении качества фармакотерапии [2]. Сегодня активно изучают влияние однонуклеотидных полиморфизмов (SNP) разных семейств цитохрома Р450 и белков-транспортеров лекарственных средств на безопасность и эффективность фармакотерапии, разрабатывают клинические рекомендации по внедрению таких тестов в клиническую практику [3]. Кроме этого известны расовые, этнические и географические различия в частоте встречаемости разных полиморфизмов в мире [4]. В нашем исследовании мы определили частоту CYP2C9*2 (C430T), CYP2C9*3 (А1075С), CYP2C19*2 (G681A), CYP2C19*3 (G636A), CYP2C19*17 (C806T), CYP2D6*4 (G1846A), ABCB1 (C3435T), SLCO1B1*5 (T521C) в нанайской этнической группе, что может помочь в определении приоритетности при внедрении фармакогенетического тестирования в клиническую практику в разных регионах России, а так же выявляет особенности распространённости генетических предикторов повышенной расово-этнической чувствительности к лекарственным препаратам.

Материалы и методы

Изучаемая популяция. В исследование включили 70 здоровых добровольцев (14 мужчин (20%), 56 женщин (80%)), средний возраст 43,5 года (от 22 до 70 лет) из этнической группы нанайцев, проживающих на территории Хабаровского края, Дальневосточного округа Российской Федерации. Все добровольцы были проинформированы о целях и методах исследования, дали своё добровольное информированное согласие на участие в исследовании и на забор генетического материала.

Критерии включения: принадлежность добровольцев к этнической группе нанайцев, что определялось путём самоидентификации добровольцев и их родителей [5].

Критерии не включения: в исследование не включали близких родственников (братьев, сестёр, родителей) и потомков разноэтнических браков.

Генотипирование. Для определения полиморфизмов у добровольцев забрали 5 мл венозной крови в вакуумные пробирки с реактивом ЭДТА, забор крови осуществляли в декабре 2015 года на базе амбулатории краевого ГБУ здравоохранения «Троицкая ЦРБ» МЗ Хабаровского края, с. Найхин. Образцы в замороженном состоянии доставлены в НИЦ ФГБОУ ДПО РМАНПО МЗ РФ, где проводили выделение ДНК из лейкоцитов крови с использованием набора Научно-производственной фирмы «Синтол».

Выделенную ДНК изучали на носительство следующих однонуклеотидных полиморфизмов (SNP): CYP2C9*2 (C430T), CYP2C9*3 (А1075С), CYP2C19*2 (G681A), CYP2C19*3 (G636A), CYP2C19*17 (C806T), CYP2D6*4 (G1846A), ABCB1 (C3435T), SLCO1B1*5 (T521C) методом Real-Time PCR с помощью набора Научно-производственной фирмы «Синтол» производства России, Москва, на амплификаторе RealTime CFX96 Touch (Bio-Rad Laboratories, Inc., USA). Программа включала предварительную денатурацию при 95°С в течение 3 мин, затем 40 циклов: денатурация при 95°C в течение 15 секунд, отжиг при 63°C в течение 40 минут.

Клиническая интерпретация SNP

CYP2C9. Носителей генотипа *1/*1 обозначают как «extensive metabolizer». Носителей CYP2C9*2 и CYP2C9*3 аллелей в гетерозиготном состоянии (*1/*2, *1/*3) обозначали как «intermediate metabolizer», носителей сразу двух таких аллелей (*1/*2 совместно с *1/*3) и носителей этих аллелей в гомозиготном (*2/*2, *3/*3) состояниях, считают «poor metabolizers» [6].

CYP2C19. Носители генотипа *1/*1 обозначаются как «extensive metabolizer», носители двух аллелей CYP2C19*2 или CYP2C19*3 (*2/*2, *1/*2 совместно с *1/*3, *3/*3) обозначаются как «poor metabolizers», носители одной аллели CYP2C19*2 или CYP2C19*3 или при совместном носительстве одной аллели CYP2C19*17 и одной аллели CYP2C19*2 (*1/*2, *1/*3, *1/*2 совместно с *1/*17) обозначаются как «intermediate metabolizers». Носители аллелей CYP2C19*17 в гомозиготном и гетерозиготном состояниях (*1/*17, *17/*17) обозначаются как «ultrarapid metabolizer» [7].

CYP2D6. Носители генотипа (*1/*1, *1/*4) обозначаются как «extensive metabolizer». Носителей CYP2D6*4 аллели в гомозиготном состоянии (*4/*4), считают «poor metabolizers» [7].

ABCB1 (C3435T). Носители генотипа СC имеют «Normal activity» транспортера. Носительство T аллели ассоциировано с нарушением фармакокинетики лекарственных препаратов. [8].

SLCO1B1. Носители генотипа *1/*1 имеют «normal activity» транспортера. Носители SLCO1B1*5 аллели в гетерозиготном состоянии (*1/*5) — «intermediate activity», гомозиготы (*5/*5) «low activity». [9].

Клиническая характеристика генотипов представлена в табл. 1.

Популяция сравнения. В качестве группы сравнения выбрали популяцию русских, т.к. это самая крупная этническая группа в России. Набор популяции проводили по литературным данным, отдавая предпочтение исследованиям на здоровых добровольцах. Поиск литературы проводили в поисковой системе «pubmed» и на сайте e-library. При отсутствии групп здоровых добровольцев, подбирали исследования с максимальным числом пациентов. В исследование включали группы с нормальным распределением генотипов в равновесии Харди-Вайнберга.

Статистический анализ. Был проведён тест Харди-Вайнберга для подтверждения независимого распределения аллелей в изучаемых полиморфизмах, с использованием авторского калькулятора [Michael H. Court (2005-2008)].

Точный тест Фишера использовали для оценки различий частот мутантных аллелей между нанайской и русской этническими группами. Статистические данные обрабатывались в программе INSTAT. Для всех тестов Р <0,05 считали статистически значимым.

Исследование одобрено локальным этическим комитетом ФГБОУ ДПО РМАНПО МЗ РФ протокол №12 от 08 декабря 2015 г.

Результаты

У 70 здоровых добровольцев из нанайской этнической группы, определили полиморфизмы генов CYP2C19, CYP2C9, CYP2D6, ABCB1, SLCO1B1.

Для гена CYP2C9 мы обнаружили 0% частоту T аллели полиморфизма CYP2C9*2 (C430T) и рассчитать хи-квадрат по Харди-Вайнбергу было невозможно, 5,7% частоту С аллели полиморфизма CYP2C9*3 (А1075С).

Для гена CYP2C19, 24,3% частоту A аллели полиморфизма CYP2C19*2 (G681A), 8,6% частоту A аллели полиморфизма CYP2C19*3 (G636A), 2,1% частоту T аллели полиморфизма CYP2C19*17 (C806T).

Для гена CYP2D6 1,4% частоту A аллели полиморфизма CYP2D6*4 (G1846A).

Для гена ABCB1 частота Т аллели полиморфизма ABCB1 (C3435T) была 45%. Частота С аллели полиморфизма SLCO1B1*5 (T521C) была 23,6%. Частота генотипов во всех полиморфизмах соответствовала распределению по закону Харди-Вайнбергу. Резуль-таты представлены в табл. 2.

Мы сравнили частоту аллелей в нанайской этнической группе с частотой аллелей в русской этнической группе, результаты представлены в табл. 3.

Достоверных различий в частоте полиморфизмов, CYP2C9*3, ABCB1, SLCO1B1*5, между нанайцами и русскими мы не обнаружили. Однако полиморфизмы гена CYP2C19 встречались с достоверно разной частотой у русских и нанайцев, а именно полиморфизм CYP2C19*2 чаще встречался у нанайцев чем у русских — 24,3% vs 12,3% соответственно (P = 0,0002), полиморфизм CYP2C19*3 также чаще встречался у нанайцев 8,6% чем у русских 0,3% (P <0,0001), а поли-морфизм CYP2C19*17 наоборот у нанайцев встречался реже 2,1% чем у русских 27,3% (P <0,0001). Кроме того, полиморфизм CYP2D6*4 у нанайцев встречался достоверно реже, чем у русских — 1,4% vs 17,4% табл. 3.

Мы составили функциональную характеристику активности цитохромов для нанайской и русской популяции для CYP2C9 [6], CYP2C19 [7], и CYP2D6 [7] табл. 4.

Обсуждение

В России проживают множество различных коренных этнических групп. Актуальным является изучение носительства мутантных аллелей в разных популяциях, для оптимизации внедрения фармакогенетического тестирования в клиническую практику в разных регионах России.

Сегодня есть данные о наличии полиморфизмов в популяции якутов. Известно, что частота CYP2C19*2 составляет 18,1%, CYP2C19*3 составляет 3,1%, CYP2C9*2 составляет 5,1%, CYP2C9*3 составляет 6,7%, SLCO1B1*5 составляет 14%, VKOC1 (G1639A) составляет 83,2% [10-12]. У татар и башкир, частота CYP2C9*2 составляет 5,1% и 6% соответственно, CYP2C9*3 составляет 5,4% и 6,2% [13], частота CYP2D6*4 составляет 9,5% и 7,1% [14]. У ненцев частота CYP2D6*4 составляет 7,3% [15]. В этнической группе бурятов CYP2C9*2 составляет 2,3% CYP2C9*3 — 1,7%, CYP2C19*2 составляет 21%, CYP2C19*3 - 6,8% [16].

В нашем исследовании мы определили частоты некоторых полиморфизмов генов CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, ABCB1, SLCO1B1 в этнической группе нанайцев — коренного малочисленного народа Севера Российской Федерации, которые проживают на территориях, омываемых реками Амур и Уссури [17]. И сопоставили с частотой аллелей изученных полиморфизмов в русской этнической группе.

Этническую принадлежность определяли путём самоидентификации субъекта и их родителей — данный метод продемонстрировал соответствие между самоидентификацией субъекта и определением микросателитных маркёров этнической принадлежности на 99,86% [5].

CYP2C9. Полиморфизм CYP2C9*2 в данной выборке не встречался и хи-квадрат по Харди-Вайбергу рассчитать не удалось. В русской популяции этот полиморфизм встречается с частотой в 11%. Частота полиморфизма CYP2C9*3 в нанайской популяции была 5,7%, против 5,8% в русской, различия были не достоверны (P = 1,0) таблица 3. Были выявлены различия в фенотипах гена CYP2C9 — в нанайской популяции достоверно реже встречаются медленные метаболизаторы (IM+PM) в 2,7 раза, чем в русской популяции (P=0,0003, OR = 0,28, 95%CI 0,1-0,6) табл. 4. Особенности этнических различий в частоте этих полиморфизмов представлены в литературе таким образом — у европейцев 12,1%-14,7% и 6,2%-8,4%, у азиатов 0,6%-7,3% и 3,4%-11,7% соответственно [18].

На сегодняшний день есть рекомендации профессиональных сообществ Clinical Pharmacogenetics Implementation Consortium (CPIC) и Dutch Pharmacogenetics Working Group (DPWG) по фармакогенетическому тестированию по гену CYP2C9 для персонализации терапии антикоагулянтами, гипогликемическими и другими лекарственными препаратами [20].

CYP2C19. По полученным данным частота полиморфизмов CYP2C19*2, CYP2C19*3, CYP2C19*17 в нанайской этнической группе (24,3%, 8,6%, 2,1% соответственно) достоверно отличается от частоты в русской этнической группе. Полиморфизмы, ассоциированные с медленной активностью CYP2C19*2 и CYP2C19*3 у нанайцев встречались чаще в 1,9 (P=0,0002) и 28,6 (P<0,0001) раз соответственно, а полиморфизм CYP2C19*17, ассоциированный с ускоренным метаболизмом, встречался в 12,9 (P < 0,0001) раз реже в изучаемой популяции табл. 3. Более того в нанайской группе чаще встречаются медленные фенотипы (IM+PM) в 2,1 раз (P < 0,0001, OR = 3,7, 95% CI 2,3-6,1), а быстрый фенотип (UM) в нанайской группе встречается в 28,4 раз реже (P < 0,0001, OR=0,02, 95% CI 2,3-6,1) табл. 4. Известны этнические различия в частоте полиморфизмов, например у европейцев частота CYP2C19*2, CYP2C19*3, CYP2C19*17 составляет 13,3-16,2%, 0,1-0,6%, 20,1-42%, а у азиатов 18,5-30,3%, 0,5-6,9%, 0,96-13,7% соответственно [20]. На сегодняшний день есть рекомендации CPIC и DPWG по фармакогенетическому тестированию по гену CYP2C19 для персонализации терапии клопидогрелем, антидепрессантами, ингибиторами протоновой помпы и другими лекарственными препаратами [21].

CYP2D6. Мы изучали полиморфизм CYP2D6*4, в нанайской популяции он встречался в 12,2 раз реже, чем русской (P <0,0001) таблица 3. Однако различий фенотипов между нанайцами и русскими мы не обнаружили (P = 0,15, OR = 0,19, 95% CI 0,01-3,1) табл. 4.

Известны этнические различия в частоте полиморфизма, например, у европейцев частота CYP2D6*4, составляет 18,5%-26,3%, а у азиатов 0,42%-7,7% [22].

На сегодняшний день есть рекомендации CPIC и DPWG и Canadian Pharmacogenomics Network for Drug Safety (CPNDS) по фармакогенетическому тестированию по гену CYP2D6 для персонализации терапии тамоксифеном, наркотическими анальгетиками, антипсихотиками и другими лекарственными препаратами [23].

ABCB1 (С3435Т). В нашем исследовании частота Т аллели встречалась у нанайцев в 45% и не отличалась от частоты в русской популяции (Р=0,059), табл. 3. По литературным данным частота Т аллели у европейцев и азиатов примерно равна и составляет около 50% для обеих популяций [24]. В настоящее время не представлено клинических рекомендаций профессиональных сообществ CPIC, EMA или DPWG по использованию полиморфизма ABCB1 (C3435T) для персонализации терапии пациентам, однако есть работы о влиянии этого SNP на фармакокинетику клопидогреля [8].

SLCO1B1. Мы смотрели частоту SLCO1B1*5 у нанайцев она была 23,6% против 21,8% у русских (P = 0,69) табл. 3.

Известны этнические различия в частоте полиморфизма, например, в Европе частота SLCO1B1*5 составляет 14%—23%, а в Азии менее 10% [25]

На сегодняшний день есть рекомендации CPIC по фармакогенетическому тестированию SLCO1B1 для персонализации терапии статинами [26].

Ограничения исследования

В нашей работе мы сравнивали частоту полиморфизмов CYP2C9*2 (C430T), CYP2C9*3 (А1075С), CYP2C19*2 (G681A), CYP2C19*3 (G636A), CYP2C19*17 (C806T), CYP2D6*4 (G1846A), ABCB1 (C3435T), SLCO1B1*5 (T521C) в нанайской и русской этнических группах. По полиморфизму CYP2C9*2 (C430T), невозможно было рассчитать соответствие закону Харди-Вайнберга, поэтому мы не сравнивали частоту мутантной аллели между русскими и нанайцами для этого полиморфизма. Нанайская группа состояла из здоровых добровольцев, проживающих на территории, исторически занимаемой этой этнической группой. Группой сравнения мы выбрали русскую этническую группу, т.к. это самый многочисленный этнос в Российской Федерации, данные о частоте изучаемых полиморфизмов искали в литературе, и нашли два исследования на русских добровольцах, в первом были исследованы полиморфизмы CYP2C9*2 (C430T), CYP2C9*3 (А1075С), CYP2C19*2 (G681A), CYP2C19*3 (G636A), CYP2D6*4 (G1846A), ABCB1 (C3435T) [27], во втором CYP2C9*2 (C430T), CYP2C9*3 (А1075С), CYP2C19*2 (G681A), CYP2D6*4 (G1846A) [28], мы объединили данные о носительстве полиморфизмов у русских, однако в обеих работах не было информации о CYP2C19*17 (C806T) и SLCO1B1*5 (T521C) и мы не нашли публикации с изучением этих SNP среди русских добровольцев, поэтому взяли данные с максимальным количеством пациентов с той или иной нозологией, где не было отклонений от распределения в законе Харди-Вайнберга. По полиморфизму CYP2C19*17 (C806T) в исследование были включены русские пациенты с язвенной болезнью желудка хи-квадрат по Харди-Вайнбергу был 1,12 P = 0,29 [29], по полиморфизму SLCO1B1*5 (T521C) пациенты с гиперлипидемиями хи-квадрат по Харди-Вайнбергу был 2,8 P = 0,09 [11, 12].

Выводы

Мы обнаружили наличие полиморфизмов CYP2C9*3 (А1075С), CYP2C19*2 (G681A), CYP2C19*3 (G636A), CYP2C19*17 (C806T), CYP2D6*4 (G1846A), ABCB1 (C3435T), SLCO1B1*5 (T521C) в нанайской этнической группе. У пациентов с носительством этих полиморфизмов требуется более чуткий подход при назначении лекарственных препаратов с серьезными нежелательными реакциями. Кроме того, есть достоверные различия в носительстве некоторых полиморфизмов между нанайцами и русскими. Эти данные могут повлиять на выбор приоритетности для внедрения фармакогенетических тестов в клиническую практику в разных регионах России.

Требуется изучить распространённость и других полиморфизмов в нанайской этнической группе, а также оценить частоту полиморфизмов в других этнических группах России.

Литература

1.Almazroo O.A., Miah M.K., Venkataramanan R. Drug Metabolism in the Liver. Clin Liver Dis. 2017; 21(1): 1—20.

2.Yasmina A., Deneer V.H., Maitland-van derZee A.H. et al. Application of routine electronic health record databases for pharmacogenetic research. J Intern Med. 2014;275(6):590-604.

3.Caudle K.E., Klein T.E., Hoffman J.M. et al. Incorporation of Pharmacogenomics into Routine Clinical Practice: the Clinical Pharmacogenetics Implementation Consortium (CPIC) Guideline Development Process. Curr Drug Metab. 2014; 15(2): 209-217.

4.Fricke-Galindo I., Cespedes-Garro C., Rodrigues-Soares F. et al. Interethnic variation of CYP2C19 alleles, ‘predicted’ phenotypes and ‘measured’ metabolic phenotypes across world populations. Pharmacogenomics J. 2016; 16(2): 113-123.

5.Hua Tang, Tom Quertermous, Beatrix. Rodriguez, et al. Genetic Structure, Self-Identified Race/Ethnicity, and Confounding in Case-Control Association Studies. Am. J. Hum. Genet. 2005;76:268-275.

6.Caudle K.E., Rettie A.E., Whirl-Carrillo M. et al. Clinical Pharmacogenetics Implementation Consortium. Clinical pharmacogenetics implementation consortium guidelines for CYP2C9 and HLA-B genotypes and phenytoin dosing. Clin Pharmacol Ther. 2014; 96(5): 542-548.

7.Hicks J.K., Bishop J.R., Sangkuhl K., et al. Clinical Pharmacogenetics Implementation Consortium (CPIC) Guideline for CYP2D6 and CYP2C19 Genotypes and Dosing of Selective Serotonin Reuptake Inhibitors. Clin Pharmacol Ther. 2015; 98(2): 127-134.

8.Karazniewicz.-Lada M., DanielakD, Rubis B. et al. Impact of common ABCB1 polymorphism on pharmacokinetics and pharmacodynamics of clopidogrel and its metabolites. J Clin Pharm Ther. 2015;40(2):226-231.

9.Ramsey L.B., Johnson S.G., Caudle K.E. et al. The clinical pharmacogenetics implementation consortium guideline for SLCO1B1 and simvastatin-induced myopathy: 2014 update. Clin Pharmacol Ther. 2014;96(4):423-428.

10.Vasilyev F.F., Danilova D.A., Kaimonov V.S. et al. Frequency distribution of polymorphisms of CYP2C19, CYP2C9, VKORC1 and SLCO1B1 genes in the Yakut population. Res Pharm Sci. 2016; 11(3): 259-264.

11.Sychev D.A., Shuev G.N., Chertovskih J.V. et al. The frequency of SLCO1B1*5 polymorphism genotypes among Russian and Sakha (Yakutia) patients with hypercholesterolemia. Pharmgenomics Pers Med. 2016; 9:59-63.

12.Чертовских Я.В., Шуев Г.Н., Попова Н.В. и др. Полиморфизм гена SLCO1B1, ассоциированный с развитием миопатии при приеме статинов, у пациентов с гиперлипидемией русских и якутов (саха). Молекулярная медицина. 2016; 1: 54-58.

13.Korytina G., Kochetova O., Akhmadishina L. et al. Polymorphisms of Cytochrome P450 Genes in Three Ethnic Groups from Russia. Balkan Med J. 2012; 29(3): 252-260.

14.MustafinaO.E., TuktarovaI.A., KarimovD.D. et al. CYP2D6, CYP3A5, and CYP3A4 gene polymorphism in Russian, Tatar and Bashkir populations. Genetika. 2015; 51(1): 109-119

15.Duzhak T, Mitrofanov D, Ostashevskii V. et al. Genetic polymorphisms of CYP2D6, CYP1A1, GSTM1 and p53 genes in a unique Siberian population of Tundra Nentsi. Pharmacogenetics. 2000; 10(6): 531-537.

16.Makeeva O., Stepanov V., Puzyrev V. et al. Global pharmacogenetics: genetic substructure of Eurasian populations and its effect on variants of drug-metabolizing enzymes. Pharmacogenomics. 2008; 9(7): 847-868.

17.Korshunova N., Katsuyama H., Demura M. et al. Posttraumatic stress disorders in the Nanai after pollution of the Amur River: ethnocultural analysis. Environ Health Prev Med. 2013; 18(6): 485-493.

18.Cespedes-Garro C., Fricke-Galindo I., Naranjo M.E. et al. Worldwide interethnic variability and geographical distribution of CYP2C9 genotypes and phenotypes. Expert Opin Drug Metab Toxicol. 2015; 11(12): 1893-1905.

19.URL: https://www.pharmgkb.org/gene/PA126

20.Fricke-Galindo I., Cespedes-Garro C., Rodrigues-Soares F. et al. Interethnic variation of CYP2C19 alleles, ‘predicted’ phenotypes and ‘measured’ metabolic phenotypes across world populations. Pharmacogenomics J. 2016; 16(2): 113-123.

21.URL: https://www.pharmgkb.org/gene/PA124

22.Lerena A., Naranjo M.E., Rodrigues-Soares F. et al. Interethnic variability of CYP2D6 alleles and of predicted and measured metabolic phenotypes across world populations. Expert Opin Drug Metab Toxicol. 2014; 10(11): 1569-1583

23.URL: https://www.pharmgkb.org/gene/PA128

24.Ameyaw M.M., Regateiro F., Li T. et al. MDR1 pharmacogenetics: frequency of the C3435T mutation in exon 26 is significantly influenced by ethnicity. Pharmacogenetics. 2001; 11(3): 217-221.

25.Pasanen M.K., Neuvonen P.J., Niemi M. Global analysis of genetic variation in SLCO1B1. Pharmacogenomics. 2008 Jan; 9(1): 19-33.

26.URL: https://www.pharmgkb.org/gene/PA134865839

27.Gaikovitch E.A., Cascorbi I., Mrozikiewicz P.M. et al. Polymorphisms of drug-metabolizing enzymes CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, CYP1A1, NAT2 and of P-glycoprotein in a Russian population. Eur J Clan Pharmacol. 2003; 59(4): 303-312.

28.Gra O., Mityaeva O., Berdichevets I. et al. Microarray-based detection of CYP1A1, CYP2C9, CYP2C19, CYP2D6, GSTT1, GSTM1, MTHFR, MTRR, NQO1, NAT2, HLA-DQA1 and AB0 allele frequencies in native Russians. Genet Test Mol Biomarkers. 2010; 14(3): 329-342.

29.Sychev D.A., Denisenko N.P., Sizova Z.M. et al. The frequency of CYP2C19 genetic polymorphisms in Russian patients with peptic ulcers treated with proton pump inhibitors. Pharmgenomics Pers Med. 2015; 8: 111-114.

Похожие статьи

Наши проекты

  • banner1 1
    banner2
    banner3
  • banner4
    banner5
    banner6