О журнале

Журнал «Фармакогенетика и фармакогеномика» публикует оригинальные статьи о проведённых клинических, клинико-экспериментальных и фундаментальных научных работах, обзоры, лекции, описания клинических случаев, а также вспомогательные материалы по всем актуальным проблемам персонализированной медицины
Формакогенетика
Подробнее

Топ 10 за все время

Частота полиморфизма rs776746 в гене CYP3A5 у женщин с неразвивающейся беременностью
48
Вс, 28 Окт 2018

Резюме. Цель. Целью настоящего исследования явилось изучение частоты генетического полиморфизма CYP3A5*3 (rs776746 С>T) у женщин с неразвивающейся беременностью. Методология. В исследование включали всех женщин, госпитализированных в отделение акушерства и гинекологии клиники им. Петра Великого с верифицированным диагнозом неразвивающаяся беременность. Параллельно в контрольную группу включали женщин с нормально развивающейся беременностью, сопоставимых по возрасту и наличию или отсутствию сопутствующих заболеваний. После получения согласия у женщин производили забор периферической венозной крови для генетического исследования. Методом полимеразной цепной реакции в реальном времени с помощью разработанных наборов («Синтол», Россия) определяли генетический полиморфизм в гене CYP3A5*3/*1 (6986А>G). Сопоставление обнаруженных частот аллелей проводили с помощью метода хи-квадрат. Использовалась статистическая программа GraphpadPrizm 5.0. Результаты. В изучаемую группу женщин с неразвивающейся беременностью было включено 53 человека. В контрольную группу, сопоставимую по возрасту и сопутствующей патологии, включено 92 человека. Частота минорного аллеля T в изучаемой группе составила 8 %, в группе контроля – 4 % (р = 0,1; 2). Распределение генотипов в основной группе было следующим: TT – 0,02; TC – 0,13; CC – 0,85. Распределение генотипов в контрольной группе: TT – 0,01; TC – 0,05; CC – 0,94. Распределения соответствовали уравнению Харди-Вайнберга. Заключение. Результаты исследования свидетельствуют о тенденции к более высокой частоте минорного аллеля T в группе женщин с неразвивающейся беременностью в сравнении с женщинами, у которых на момент проведения исследования беременность протекала нормально. Полученные данные могут свидетельствовать о возможной роли активности CYP3A5 в патогенезе неразвивающейся беременности или в эффективности лекарственной терапии, поскольку данный фермент выполняет функцию эндогенного метаболизма ряда половых гормонов (прогестерон, тестостерон).

The frequency of rs776746 polymorphism in the CYP3A5 gene in women with non-developing pregnancy

Abstract. Purpose. The purpose of this study was to examine frequency of genetic polymorphism of CYP3A5*3 (rs776746 A>T) in women with non-developing pregnancy. Methodology. The study included all women admitted to the Department of obstetrics and gynecology of the Peter Great clinic with a verified diagnosis of non-developing pregnancy. In parallel, the control group included women with normal pregnancy, comparable in age and the presence or absence of comorbidities. After obtaining consent from women, peripheral venous blood was collected for genetic research. Gen CYP3A5*3/*1 (6986А>G) polymorphism was determined by real-time polymerase chain reaction method using the developed sets («Synthol», Russia). Comparison of the detected allele frequencies was performed using Chi-square method. The Graphpad Prism 5.0 statistical program was used. Results. 53 persons were included in the study group of women with non-developing pregnancy. The control group, comparable in age and comorbidity, included 92 people. The frequency of minor allele T in the study group was 8 %, in the control group – 4 % (p = 0.1; 2). The distribution of genotypes in the main group was as follows: TT – 0.02; TC – 0.13; CC – 0.85. The distribution of genotypes in the control group: TT – 0.01; TC – 0.05; CC to 0.94. The distributions corresponded to the Hardy-Weinberg equation. Conclusion. The results of the study indicate a tendency to a higher frequency of minor allele T in the group of women with non-developing pregnancy compared to women whose pregnancy was normal at the time of the study. The obtained data may indicate a possible role of CYP3A5 activity in the pathogenesis of non-developing pregnancy, or in the effectiveness of drug therapy, since this enzyme performs the function of endogenous metabolism of a number of sex hormones (progesterone, testosterone).

Введение

Неразвивающаяся беременность — состояние, характеризующееся гибелью плода в утробе матери без признаков его отторжения. Согласно обобщённым эпидемиологическим данным, до 20 % беременностей самопроизвольно прерываются. При этом в 9 % диагностируется неразвивающаяся беременность [8]. Среди множества возможных причин остановки в развитии беременности и спонтанного её прерывания рассматривается определённая роль прогестероновой недостаточности, или недостаточности рецепторной чувствительности матки к прогестерону [2]. Прогестерон изменяет иммунный ответ в организме матери, предотвращая отторжение плода, подавляет сократительную способность матки, при этом важно отметить, что действие прогестерона на ранних сроках беременности концентрационно-зависимо [5]. Известно, что прогестерон, как многие другие гормоны подвергается метаболизму с участием системы цитохромов Р450, среди которых одну из основных ролей играют изоферменты CYP3A4/5 (рис. 1) [7].

Изофермент CYP3A4 является одним из важнейших цитохромов с максимальной субстратной вариабельностью. Он метаболизирует до 60 % поступающих извне лекарственных и пищевых продуктов, а также множество эндогенных веществ. Семейство цитохромов 3А состоит из четырёх основных компонентов.

Соответственно, мы предположили, что генетически предопределённая вариабельность активности этих цитохромов может оказывать влияние на концентрации прогестерона, и, следовательно, на его роль в пролонгации беременности.

Методология

В исследование включали всех женщин, госпитализированных в отделение акушерства и гинекологии клиники им. Петра Великого с верифицированным диагнозом неразвивающаяся беременность на сроке 4–15 нед. В контрольную группу включали женщин с нормально развивающейся беременностью, сопоставимых по сроку беременности, возрасту и наличию или отсутствию сопутствующих заболеваний. После получения информированного согласия у женщин производили забор периферической венозной крови для генетического исследования. Методом полимеразной цепной реакции в реальном времени с помощью разработанных наборов («Синтол», Россия) определяли генетический полиморфизм в гене CYP3A5*3/*1 (6986А>G). Сопоставление обнаруженных частот аллелей проводили с помощью метода хи-квадрат. Использовалась статистическая программа GraphpadPrizm 5.0.

Результаты

В изучаемую группу женщин с неразвивающейся беременностью было включено 53 человека. Средний возраст женщин составил 29,4 ± 4,6 лет у женщин с неразвивающейся беременностью на сроках 4–8 недель, и 30,5 ± 6,4 лет у женщин с неразвивающейся беременностью на сроках 9–15 недель. При изучении анамнеза выявлено, что прекращение жизнедеятельности плода произошло в 45 % случаев у женщин с двумя и более беременностями в анамнезе. Исследуемая группа характеризовалась высокой частотой гинекологических заболеваний (70 % женщин). В 36 % случаев это была эктопия шейки матки, в 10,8 % – воспалительные процессы придатков матки. Остальные заболевания были представлены кистами яичников. В 43 % случаев женщины имели в анамнезе экстрагенитальную патологию, наиболее часто встречались заболевания мочевыделительной системы – 17 % случаев, заболевания желудочно-кишечного тракта – 7 %. В 54 % случаев у женщин с замершей беременностью были выявлены инфекции, передающиеся половым путём, включая вирус простого герпеса тип 2, хламидии, микоплазма, уреаплазма.

В контрольную группу, сопоставимую по возрасту и сопутствующей патологии, включено 92 человека. При изучении прогестеронового статуса у женщин исследуемой и контрольной групп было выявлено, что в группе женщин с неразвивающейся беременностью в 9 % случаев наблюдалась выраженная прогестероновая недостаточность (оценено при помощи кольпоцитологического исследования), в то время как в группе контроля прогестероновая недостаточность не наблюдалась. Также у женщин группы контроля не было выявлено инфекций, передающихся половым путём.

При проведении генетического анализа были получены следующие результаты. Частота минорного аллеля T в изучаемой группе составила 8 %, в группе контроля – 4 % (р = 0,1; 2). Распределение генотипов в основной группе было следующим: TT – 0,02; TC – 0,13; CC – 0,85. Распределение генотипов в контрольной группе: TT – 0,01; TC – 0,05; CC – 0,94. Распределения соответствовали уравнению Харди-Вайнберга (р > 0,05).

Обсуждение

Влияние полиморфизма генов, метаболизирующих стероидных гормонов, уже являлся предметом интереса исследователей причин невынашивания беременности в 1-м триместре. Так, в исследовании KarypidisA.-H. и соавт. было выявлено, что гомозиготное носительство мутации в гене, кодирующем цитохром Р450 1В1, участвующего в гидроксилировании эстрадиола, а также в метаболизме тестостерона и прогестерона, значимо ассоциировано с невынашиванием беременности в 1-м триместре [3]. В то же время другая группа авторов (SaijoY. и соавт.) не обнаружили такой взаимосвязи при тестировании полиморфизмов в генах CYP1B1, 1A1, 1A2 [6]. В нашем исследовании мы обнаружили тенденцию к более высокой частоте встречаемости генотипа, предполагающего более высокую активность CYP3A5, что может быть одним из факторов снижения концентрации прогестерона. С одной стороны, в исследуемой группе действительно наблюдалась более высокая частота встречаемости выраженной прогестероновой недостаточности, что может подтверждать нашу теорию.

Среди традиционных причин невынашивания и замирания беременности рассматривают инфекции, генетические факторы, старший и молодой возраст беременной, наличие миомы матки, а также курение, и приём кофеина [1]. В нашем исследовании группа женщин с невынашиванием беременности отличалась от группы сравнения высокой частотой инфекций, передаваемых половым путём, что, вероятно, представляет собой более значимый фактор, предрасполагающий к замиранию беременности, чем изученный нами полиморфизм. Кроме того, мы не опрашивали женщин на предмет статуса курения и употребления кофеина, и не можем оценить вклад этих факторов. Следует также отметить, что если активность CYP3A5 значимо регулируется генетическим полиморфизмом [4], то характеризующийся сходной субстратной специфичностью CYP3A4 в первую очередь подвержен внешним активирующим и угнетающим воздействиям, которые также не были изучены в нашем пилотном исследовании.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что полиморфизм rs776746 в гене CYP3A5 может вносить вклад в патогенез неразвивающейся беременности, но его роль очевидно не так велика, как влияние прочих факторов. Для уточнения независимой роли активности CYP3A5 могут потребоваться более масштабные исследования с более тщательным обследованием женщин на предмет наличия традиционных факторов риска замирания беременности.

Литература / References

1.           George L, Granath F, Johansson AL, et al. Risks of repeated miscarriage. Paediatr Perinat Epidemiol. 2006 Mar;20(2):119–126. DOI: 10.1111/j.1365-3016.2006.00703.x

2.           El Hachem H, Crepaux V, May-Panloup P, et al. Recurrent pregnancy loss: current perspectives. Int J Womens Health. 2017 May 17;9:331–345. DOI: 10.2147/IJWH.S100817

3.           Karypidis AH, S derstr m T, Nordmark A, et al. Association of cytochrome P450 1B1 polymorphism with first-trimester miscarriage. Fertil Steril. 2006 Nov;86(5):1498–1503. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2006.03.059

4.           Lee SJ, Goldstein JA. Functionally defective or altered CYP3A4 and CYP3A5 single nucleotide polymorphisms and their detection with genotyping tests. Pharmacogenomics. 2005 Jun;6(4):357–371. DOI: 10.1517/14622416.6.4.357

5.           Di Renzo GC, Giardina I, Clerici G, et al. Progesterone in normal and pathological pregnancy. Horm Mol Biol Clin Investig. 2016 Jul 1;27(1): 35–48. DOI: 10.1515/hmbci-2016-0038

6.           Saijo Y, Sata F, Yamada H, et al. Ah receptor, CYP1A1, CYP1A2 and CYP1B1 gene polymorphisms are not involved in the risk of recurrent pregnancy loss. Mol Hum Reprod. 2004 Oct;10(10):729–733. DOI:   10.1093/molehr/gah096

7.           Zhou SF, Zhou ZW, Yang LP, et al. Substrates, Inducers, Inhibitors and Structure-Activity Relationships of Human Cytochrome P450 2C9 and Implications in Drug Development. Curr Med Chem. 2009;16(27):3480–3675.

8.           Неразвивающаяся беременность / В.Е. Радзинский, В.И. Димитрова, И.Ю. Майскова. – М.: ГЭОТАР-Медиа; 2009. [Nerazvivayushchayasya beremennost’ / V.E. Radzinskij, V.I. Dimitrova, I.Yu. Majskova Moscow: GEOTAR-Media; 2009. (In Russ).]

Похожие статьи

Наши проекты

  • banner1 1
    banner2
    banner3
  • banner4
    banner5
    banner6